Отличная кассационная жалоба о правах женщин

25-ноя-2017, 20;33 Tolegen 1 907
В судебную коллегию Верховного Суда Республики Казахстан
от представителя истца – Белоусовой Анны 
Адвоката Костанайской областной коллегии адвокатов
Ким Снежанны Викторовны
Х О Д А Т А Й С Т В О
О пересмотре гражданского дела в кассационном порядке
Решением Сарыаркинского районного суда города Астаны от 28.07.2017 года, под председательством судьи Жукенова А.С. отказано в удовлетворении исковых требований Белоусовой Анны Владимировны к Министерству финансов Республики Казахстан о возмещении морального и материального вреда.
С данным решением мы категорически не согласились, приведя свои доводы в апелляционной жалобе, в которой указали, что решение вынесено с нарушением процессуальных, материальных норм, а также вступает в противоречие с политикой нашего Государства, направленной на заключение и исполнение, принятых на себя Международных обязательств. Во-первых, отсутствовала подготовка дела к судебному разбирательству. Хотя, в соответствии со ст. 163 ГПК РК Задачи подготовки дела,
1. После принятия заявления в производство суда и возбуждения гражданского дела судья производит подготовку дела к судебному разбирательству в целях обеспечения своевременного и правильного его разрешения.
Судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству и указывает действия, которые следует произвести.
2. Задачами подготовки гражданского дела к судебному разбирательству, обязательной по каждому делу, являются:
1) уточнение обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела;
2) определение правоотношений сторон и закона, которым суду следует руководствоваться;
3) разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и надлежащее извещение их о времени и месте судебного заседания;
4) определение доказательств, которые каждая сторона должна представить в обоснование своих требований или возражений….
То есть, в период подготовки судья должен был вместе с нами определиться о составе участвующих лиц и, 
согласно п. 10 Нормативного постановления Верховного суда РК №7 «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда»,
который гласит: «Судам надлежит устанавливать представителя государственной казны, а также администратора соответствующей бюджетной программы, и привлекать их к участию в рассмотрении дел по искам граждан о компенсации морального вреда в денежном выражении за счет государственной казны»- принять меры к определению администратора соответствующей бюджетной программы.
Данные нормы имеют императивный характер и должны применяться точно, как написано.
Следовательно, это суд должен устанавливать в период подготовки дела администратора соответствующей бюджетной программы.
Но, судом этого сделано не было…
Более того, представителю Белоусовой А.В. – адвокату Ким С.В. пришлось половину первого заседания убеждать судью в том, что необходимо произвести данное действие и, что суд несёт за это ответственность. На что судья Жукенов А.С., после заявления нами ходатайства, был сильно удивлён. Однако, удовлетворил наше ходатайство о запросе в Министерство Финансов РК - предоставить сведения, кто является администратором соответствующей бюджетной программы.
Однако, на следующий процесс, ответчик не был готов к ответу по данному запросу. Но мы самостоятельно провели соответствующее исследование правовых и подзаконных актов и выяснили, что ответчика мы заявили верно, так как в соответствии с Законом «О республиканском бюджете на 2017 -2019 годы», Министерство Финансов РК является администратором бюджетной программы 011 «Выполнение обязательств по государственным гарантиям»
В соответствии со ст.39 Бюджетного Кодекса РК,
- Статья 39. Бюджетные программы, направленные на выполнение обязательств государства 
К бюджетным программам, направленным на выполнение обязательств государства, относятся:
совокупные выплаты в определенном периоде времени вознаграждения, комиссионных, штрафов и иных платежей, вытекающих из условий заимствования, выплаты по сделкам хеджирования;
возврат заемщиком полученной суммы займа в установленном договором займа порядке, исполнение других обязательств государства, вытекающих из договора займа;
долевые и донорские взносы в международные организации, членом которых является Республика Казахстан;
выполнение обязательств по государственным гарантиям и поручительствам;
выполнение государственных обязательств по проектам государственно-частного партнерства, в том числе государственных концессионных обязательств;
другие обязательства государства, вытекающие из международных договоров, ратифицированных Республикой Казахстан, и законодательных актов Республики Казахстан или решений судов.
Решение Комитета ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин – вытекает из ратифицированного Казахстаном Международного договора – Конвенции по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, которая содержит и принятые на себя Казахстаном, обязательства. Следовательно, ответчик по иску и бюджетная программа были выбраны правильно.
Кроме того, пугает отношение председательствующего судьи к выполнению Казахстаном, взятых на себя международных обязательств. 
Мы специально объясняли в исковом заявлении, что Конвенция является международным договором, ратифицированным Казахстаном Международным договором. Точно таким же международным договором является Факультативный договор к ней.
И в этой связи, было бы странно рассуждать о необходимости выполнения, взятых на себя международных обязательств. Читая решение суда первой инстанции, создаётся впечатление, что судья Жукенов А.С. призывает наше Государство не исполнять свои международные обязательства, либо не понял суть того, что даже отечественное право говорит о необходимости исполнении, принятых на себя обязательств.
И только на основании того, что ратифицированный, либо международный договор, к которому Казахстан присоединился, необходимо исполнять – Решение Комитета ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, вынесенное по индивидуальной жалобе Анны Белоусовой, Казахстану необходимо исполнить.
Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин была принята резолюцией 34/180 Генеральной Ассамблеи от 18 декабря 1979 года, ратифицирована Казахстаном 26 августа 1998 года. Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, был принят резолюцией 54/4 Генеральной Ассамблеи от 6 октября 1999 года, был ратифицирован Республикой Казахстан 26 августа 1998 года. 
Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин вступил в силу 22 декабря 2000 года. В нем содержатся две процедуры: процедура представления сообщений, с помощью которой отдельные лица или группы лиц могут направлять в Комитет жалобы в связи с нарушениями прав, изложенных в Конвенции; а также процедура проведения расследования, в соответствии с которой Комитет может инициировать расследование ситуаций серьезного или систематического нарушения прав, изложенных в Конвенции. 
Процедура расследования в соответствии с Факультативным протоколом к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (ст.8-9 Факультативного протокола), была признана Казахстаном 24 августа 2001.
Факультативный протокол является относящимся к действующему договору правовым документом, в котором рассматриваются вопросы, не охваченные или недостаточно разработанные в договоре. Как правило, Протокол открыт для ратификации или присоединения только для государств, являющихся участниками соответствующего договора. Он определяется как «факультативный», так как государства не обязаны становиться его участниками, даже если они ратифицировали соответствующую конвенцию или присоединились к ней. Факультативный протокол к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин является процедурным протоколом, в котором вводятся две новые процедуры для осуществления Конвенции и в силу этого затрагиваются вопросы нарушения прав женщин: процедура представления жалоб отдельными лицами и процедура расследования. Как говорится в преамбуле, Факультативный протокол подтверждает решимость государств «обеспечить полное и равное предоставление женщинам всех прав человека и основных свобод и принимать эффективные меры по предотвращению нарушений этих прав и свобод». Также отмечается, что Устав Организации Объединенных Наций вновь утверждает веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и что Всеобщая декларация прав человека, международный пакт о гражданских и политических правах и другие международно-правовые документы запрещают дискриминацию по признаку пола. В факультативном протоколе содержится ссылка на Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, в которой государства-участники осуждают дискриминацию в отношении женщин во всех ее формах и соглашаются безотлагательно всеми соответствующими способами проводить политику ликвидации дискриминации в отношении женщин. 
Согласно статье 1 Факультативного протокола, государства, которые становятся участниками Факультативного протокола, признают компетенцию Комитета по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин принимать и рассматривать сообщения, представляемые в соответствии со статьей 2 Протокола. Статья 2 дает право подпадающим под юрисдикцию государства-участника отдельным лицам или группам лиц, которые утверждают, что они являются жертвами нарушения этим государством-участником какого-либо из прав, изложенных в Конвенции, представлять личные жалобы в Комитет. В статьях 3 и 4 излагаются критерии приемлемости сообщений. Комитет не рассматривает сообщение, пока не удостоверится в том, что все доступные внутренние средства правовой защиты были исчерпаны, за исключением случаев, когда применение таких средств защиты неоправданно затягивается или вряд ли принесет искомый результат. Государство-участник должно надлежащим образом рассмотреть мнения Комитета вместе с его рекомендациями и представить Комитету в течение шести месяцев письменный ответ, в том числе информацию о любых мерах, принятых с учетом мнений и рекомендаций Комитета. Комитет может предложить государству-участнику предоставить дополнительную информацию о любых мерах, принятых государством-участником в ответ на его мнения или рекомендации, в том числе в последующих докладах государства-участника, представляемых в соответствии со статьей 18 Конвенции.
В соответствии со статьей 17 оговорки к Протоколу не допускаются, в силу чего все государства — участники этого документа должны принять процедуру получения и рассмотрения сообщений безоговорочно.
Факультативный протокол создал новые механизмы для обеспечения осуществления положений Конвенции с помощью следующих процедур:
Процедура представления сообщений:
• дает возможность для возмещения конкретного ущерба в отдельных случаях, когда государство нарушает права женщин;
• дает возможность женщинам, которым было отказано в доступе к правосудию на национальном уровне, использовать международное средство правовой защиты;
• позволяет Комитету говорить о необходимости создания более эффективных средств правовой защиты на национальном уровне;
• позволяет Комитету создать новый правовой орган, гарантирующий права женщин;
• помогает государствам-участникам в определении содержания своих обязательств по Конвенции и таким образом содействует выполнению этих обязательств.
Процедура расследования:
• дает возможность Комитету расследовать систематические и широко распространенные правонарушения.
Комитет ООН рассмотрев индивидуальную жалобу Белоусовой А., признал её приемлемой, на его шестьдесят первой сессии 
(6–24 июля 2015 года), принял решение по Сообщению № 45/2012.
В п.9.8.Решания Комитета указал: «Комитет считает, что автор достаточно обосновала для целей приемлемости свои остальные жалобы, подняв вопросы в соответствии со статьями 2(е), 5(а) и 11 Конвенции, толкуемыми в совокупности с общей рекомендацией № 19 Комитета. Следовательно, Комитет переходит к рассмотрению существа дела»
В результате рассмотрения жалобы, Комитет пришёл к следующим выводам:
«10.8 В свете вышеизложенного Комитет придерживается мнения о том, что в данном деле органы и суды государства-участника не уделили должного внимания жалобе автора по факту гендерного насилия, которое проявилось в форме сексуальных домогательств на рабочем месте, равно как и подтверждающим эту жалобу доказательствам, и что, таким образом, они не выполнили свою обязанность учитывать гендерные факторы при рассмотрении жалобы. Кроме того, в контексте данного дела национальные органы и суды не уделили должного внимания ясным и очевидным свидетельствам нарушения обязательства о предоставлении равных возможностей в области занятости. Будучи в подчинении у А., автор находилась в уязвимом положении, и продление ее трудового договора полностью зависело от усмотрения А. В этой связи Комитет напоминает, что в пункте 36 общей рекомендации № 28 указано, что в соответствии с подпунктом (е) статьи 2:
Государства-участники должны также принимать меры, обеспечивающие ликвидацию дискриминации в отношении женщин и равноправие женщин и мужчин на практике. К этим мерам относятся меры, которые обеспечивают женщинам возможность обращаться с жалобами о нарушении их прав, предусмотренных Конвенцией, и получать доступ к эффективным средствам правовой защиты … Обязательства, возложенные на государства-участники, требуют от них установить юридическую защиту прав женщин на равной основе с мужчинами, обеспечивать с помощью компетентных национальных судов и других государственных учреждений эффективную защиту женщин от любого акта дискриминации и принимать все соответствующие меры для ликвидации дискриминации в отношении женщин со стороны какого-либо лица.
10.9 В свете вышеизложенного и с учетом обстоятельств данного дела Комитет считает, что государство-участник нарушило свои обязательства по статье 2 (е), толкуемой в совокупности со статьей 1, Конвенции .
10.10. Что касается жалобы автора на нарушение статьи 5(а) Конвенции, то Комитет подчеркивает, что полное осуществление Конвенции требует от государств-участников не только принимать меры с целью ликвидации прямой и косвенной дискриминации и улучшения фактического положения женщин, но и изменять и преобразовывать гендерные стереотипы и упразднять противоправную стереотипность роли мужчин и женщин - коренные причину и следствие дискриминации в отношении женщин. Гендерные стереотипы закрепляются с помощью различных средств и институтов, включая законы и правовые системы, и могут закрепляться как государственными субъектами во всех ветвях и на всех уровнях власти, так и частными субъектами . В данном деле органы власти не расследовали причины, по которым трудовой договор автора не был продлен после более чем 10 лет службы. Далее, Рудненский городской суд привел тот факт, что автор не подавала жалоб на якобы имевшие место сексуальные домогательства пока продолжала работать, а сделала это только после своего увольнения, в качестве обстоятельства, снижающего доверие к ее обвинению. В обстоятельствах, свидетельствующих об отсутствии желания учесть уязвимость положения автора как женщины, являющейся единственным кормильцем в семье и при этом находящейся в подчинении у А., и с учетом сделанного выше вывода Комитет подтверждает, что государство-участник нарушило свои обязательства по статье 2(е), толкуемой в совокупности со статьей 1, Конвенции, и что учреждения государства-участника не уделили должного внимания с учетом гендерных аспектов дела жалобе автора о гендерном насилии на рабочем месте и доказательствам, подкрепляющим эту жалобу, и что, таким образом, они не уделили должного внимания ясным и очевидным доказательствам нарушения обязательства о предоставлении равных возможностей в области занятости. Комитет придерживается мнения о том, что, не расследовав жалобу автора о сексуальных домогательствах оперативным, надлежащим и эффективным образом, несмотря даже на то, что производство по гражданскому иску, возбужденному А. против автора, было завершено менее чем за три недели, и не рассмотрев дело автора с учетом гендерных аспектов, национальные учреждения допустили, чтобы на ход их рассуждений при принятии решений повлияли стереотипы. Вследствие этого Комитет делает вывод о том, что государство-участник нарушило статью 5(а) Конвенции.
10.11Что касается жалобы автора на нарушение государством-участником ее прав по статье 11 Конвенции, то в свете информации, представленной автором и государством-участником, Комитет считает, что жалоба автора касается вопросов, охватываемых пунктами 1(а) и (f) статьи 11 Конвенции. В свете своих выводов о нарушении статьи 2 (е), толкуемой в совокупности со статьей 1, Конвенции, Комитет отмечает утверждение автора о том, что в январе 2011 года директор школы А. пригласил ее для беседы. Во время этой беседы он завуалированно дал понять, что продолжение ее работы будет зависеть от ее вступления в интимную связь с ним, на что она ответила категорическим отказом. После этого А. продолжал преследовать автора, проявляя сексуальные домогательства, и, поскольку она продолжала отвечать отказом, предложил ей заплатить ему 10 000 тенге, если она хочет сохранить работу в школе. Учитывая, что автор отказалась удовлетворить эти требования, она была уведомлена в мае 2011 года о том, что ее трудовой договор не будет продлен на следующий учебный год. Школа продолжала работать до сентября 2012 года. Комитет отмечает заявление автора о том, что вследствие прекращения действия ее трудового договора и производства по гражданскому иску, возбужденному против нее А. после направления ею жалоб на домогательства, результатом которого стало постановление Рудненского городского суда, предписывающее ей выплатить А. компенсацию и принести ему извинения на общем собрании коллектива школы, она впала в депрессию и обратилась за психологической помощью в кризисный центр защиты женщин от насилия. В этой связи Комитет отмечает, что 29 марта 2012 года автору был поставлен диагноз депрессии и посттравматического стрессового расстройства.
10.12Комитет напоминает, что в соответствии с пунктами 17 и 18 его общей рекомендации № 19 равноправие в области занятости может быть серьезно ущемлено, когда женщины подвергаются гендерному насилию, например, сексуальным домогательствам на рабочем месте, которые включают такие проявления нежелательного сексуально мотивированного поведения, как физический контакт и приставания, прямые или косвенные замечания сексуального характера и понуждение к вступлению в половую связь, выраженное словами или действиями. Такое поведение может быть унизительным и может создать проблему для здоровья и безопасности. Оно является дискриминационным, когда женщина имеет разумные основания полагать, что ее возражения нанесут ущерб ее положению в области занятости, включая найм на работу или продвижение по службе, или когда такое поведение создает враждебную обстановку на рабочем месте.
10.13Комитет придерживается мнения о том, что оказанное на автора давление и характер угроз и домогательств, а также попытки вымогательства денег обусловлены тем, что она является женщиной, находившейся в подчиненном и бесправном положении, и представляют собой нарушение принципа равного обращения. Комитет считает, что обязательство работодателя воздерживаться от дискриминации по признаку пола, включая домогательства, не закончилось с расторжением трудового договора автора. Комитет отмечает, что А. возбудил в отношении автора гражданский иск за клевету, результатом рассмотрения которого стал судебный приказ автору выплатить А. компенсацию за моральный ущерб и публично извиниться перед ним. Вследствие этого автор впала в депрессию и стала страдать от посттравматического стрессового расстройства. В этих обстоятельствах Комитет считает, что обращение A. с автором, выразившееся в требовании, чтобы она вступила в интимную связь с ним — ее руководителем, - если она хочет продолжать работать в школе, и в отказе продлить ее трудовой договор на следующий учебный год, явилось нарушением прав автора на труд и на равное обращение и представляло собой дискриминацию по признаку пола в соответствии с пунктами 1(а) и (f) статьи 11 Конвенции. В результате автор пострадала от нарушения ее прав, предусмотренных в этих положениях, которое не было устранено учреждениями государства-участника оперативным, надлежащим и эффективным образом.
11. Действуя в соответствии со статьей 7(3) Факультативного протокола и в свете вышеизложенных соображений, Комитет считает, что государство-участник не выполнило свои обязательства по статье 2(е), толкуемой в совокупности со статьями 1, 5(а) и пунктами 1(а) и (f) статьи 11 Конвенции, и рекомендует государству-участнику: 
a) в отношении автора сообщения: предоставить соответствующее возмещение, включая надлежащую финансовую компенсацию, за моральный и материальный ущерб, причиненный автору в результате нарушения ее прав в соответствии с Конвенцией, в том числе компенсацию:
i) за потерю дохода в период с сентября 2011 года по сентябрь 2012 года, когда начальная школа в селе Перцевка была закрыта; 
ii) за судебные расходы и издержки, понесенные в связи с многочисленными жалобами автора на А., а также за все расходы, понесенные в связи с гражданским иском, возбужденным A.;
iii) за страдания, обусловленные сексуальными домогательствами и попытками вымогательства, а также публичным извинением, которое автор была вынуждена принести А., что в совокупности послужило причиной ее страданий от депрессии и посттравматического стрессового расстройства; 
b) в общем:
i) безотлагательно принять всеобъемлющее законодательство, в частности в области трудовых отношений, в целях борьбы с сексуальными домогательствами на рабочем месте в соответствии с общей рекомендацией № 19 Комитета, которое должно включать всеобъемлющее определение понятия сексуальные домогательства на рабочем месте в соответствии с международными нормами и стандартами, предусмотрев эффективные процедуры подачи и рассмотрения жалоб, средства правовой защиты и санкции;
ii) обеспечить, чтобы при осуществлении положений статьи 351 Уголовного кодекса от потерпевших не требовалось подписание какого-либо заявления, если такое заявление может фактически являться препятствием для реализации их права на доступ к правосудию;
iii) принять меры и провести мероприятия, необходимые для повышения уровня информированности широкой общественности, в том числе в сельской местности, о сексуальных домогательствах на рабочем месте как уголовно-наказуемом деянии, а также способствовать проведению в жизнь политики по борьбе с такого рода домогательствами, охватывая как государственные, так и частные сферы занятости;
iv) проводить регулярное и учитывающее гендерные особенности обучение судей, адвокатов и сотрудников правоохранительных органов по вопросам, касающимся Конвенции, Факультативного протокола к ней, а также юриспруденции и общих рекомендаций Комитета, в целях обеспечения устранения влияния стереотипных представлений на процесс принятия решений;
v) принять эффективные меры к обеспечению практического осуществления Конвенции всеми национальными судами и другими государственными учреждениями, с тем чтобы предоставить женщинам эффективную защиту от всех форм дискриминации по признаку пола в области занятости;
vi) ратифицировать Конвенцию о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и насилием в семье, принимая во внимание сотрудничество государства-участника с Советом Европы.
12. В соответствии со статьей 7 (4) Факультативного протокола государству-участнику следует надлежащим образом рассмотреть мнения Комитета вместе с его рекомендациями и представить Комитету в течение шести месяцев письменный ответ, в том числе информацию о любых мерах, принятых с учетом мнений и рекомендаций Комитета. Государству-участнику предлагается перевести мнения и рекомендации Комитета на казахский и русский языки, опубликовать их и широко распространить с целью доведения их до сведения всех слоев общества».
В соответствии с Венской конвенцией «О праве международных договоров» 1969 года, которая является международной конвенцией, закрепляющей основополагающие международно-правовые нормы, относящиеся к заключению, вступлению в силу, применению, расторжению, толкованию и соблюдению межгосударственных договоров и вступила в силу в 1980 году, 
а именно в соответствии со статьёй 26 Конвенции, подтверждается основополагающий принцип договорного права «Pacta sunt servanda», означающий, что действующие договоры обязательны для участников и должны добросовестно соблюдаться. 
Постановлением Верховного Совета РК от 31.03.1993 года «О присоединении РК к Венской Конвенции «О праве международных договоров 1969 года, Казахстан присоединился к данной Конвенции»
В соответствии с п.3 ст.4 Конституции РК и ч.8 ст.3 ГК РК, международные договоры, ратифицированные Республикой, имеют приоритет перед ее законами и применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона. Если международным договором, ратифицированным Республикой Казахстан, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в гражданском законодательстве Республики Казахстан, применяются правила указанного договора. Международные договоры, ратифицированные Республикой Казахстан, к гражданским отношениям применяются непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание закона.
В соответствии с п.п.1,3 Нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 10 июля 2008 года № 1 «О применении норм международных договоров Республики Казахстан», Республика Казахстан обязуется обеспечивать всем находящимся на ее территории и под ее юрисдикцией лицам защиту прав и свобод в соответствии с Конституцией и принятыми международными обязательствами.
В этой связи, ошибочным является вывод суда первой инстанции о том, что нами не предоставлено суду относимых, допустимых и достоверных доказательств по делу. 
Решение Комитета ООН, компетенцию которого признал Казахстан, как участник ООН, является самым важным и единственным в данном случае, необходимым доказательством, что Анне Белоусовой были причинены домогательства на её рабочем месте.
Мы обращали внимание суда апелляционной инстанции на тот факт, что самое важное, что установил в Решении Комитет ООН – это даже, не совершённое против Анны домогательство, а то, что Казахстан не выполнил своих обязательств, по отношению к лицу, находящемуся в его юрисдикции. Поэтому, Комитет и указал на нарушении Казахстаном статей Конвенции: п.10.9 «государство-участник нарушило свои обязательства по статье 2 (е), толкуемой в совокупности со статьей 1, Конвенции», п.10.10 «Комитет подтверждает, что государство-участник нарушило свои обязательства по статье 2(е), толкуемой в совокупности со статьей 1, Конвенции», п.10.11 «Комитет считает, что жалоба автора касается вопросов, охватываемых пунктами 1(а) и (f) статьи 11 Конвенции», п.10.13 «явилось нарушением прав автора на труд и на равное обращение и представляло собой дискриминацию по признаку пола в соответствии с пунктами 1(а) и (f) статьи 11 Конвенции».
То есть, в Решении Комитета ООН речь идёт об ответственности Казахстана перед Белоусовой А.В.
Исходя из смысла решения суда первой инстанции – суд не увидел данного обстоятельства.
Не Агатай должен отвечать по данному иску, а Казахстан, как Государство, нарушившее свои международные обязательства. На наш взгляд, суд не понял разницы между индивидуальной ответственностью А.Агатай и ответственностью Государства!
В прениях, по окончанию судебного разбирательства, мною, как представителем Белоусовой А.В. было сказано о том, что Есть решение Комитета ООН, которое, как в рамках, принятых на себя международных обязательств, Казахстан должен исполнять. Есть решение Комитета ООН, согласно которому, домогательства на рабочем месте к истице имели место быть, что Казахстан не выполнил ряд обязательств перед Анной Белоусовой, не обеспечив в то время её средствами государственной защиты, нарушив таким образом ряд статей Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин… 
Ратифицировав эти два документа, Казахстан обязался принимать выводы Комитета или, как их ещё иначе называют – соображения, решение…..
В соответствии со статьей 17 оговорки к Факультативному Протоколу не допускаются, в силу чего все государства — участники этого документа должны принять процедуру получения и рассмотрения.
В соответствии с Венской конвенцией «О праве международных договоров» 1969 года, которая является международной конвенцией, закрепляющей основополагающие международно-правовые нормы, относящиеся к заключению, вступлению в силу, применению, расторжению, толкованию и соблюдению межгосударственных договоров и вступила в силу в 1980 году, а именно в соответствии со статьёй 26 Конвенции, подтверждается основополагающий принцип договорного права «Pacta sunt servanda», означающий, что действующие договоры обязательны для участников и должны добросовестно соблюдаться. 
Постановлением Верховного Совета РК от 31.03.1993 года «О присоединении РК к Венской Конвенции «О праве международных договоров 1969 года, Казахстан присоединился к данной Конвенции»
В соответствии с Заключением специалиста – психолога Черниковой С.Ю., которое было вынесено по результатам психологического обследования истца, Белоусовой А. причинены моральные страдания, которые оказывают негативное действие на всю её жизнь, и в дальнейшем…
Мы полностью подтвердили доказательствами, как сумму морального вреда, так и сумму материального вреда, заявленные в иске.
В прениях ещё раз было обращено внимание суда на тот факт, что правовые нормы отечественного законодательства говорят нам о том, что, при рассмотрении подобных дел, нам уже не следует доказывать то, что установил международный договорной орган – факт домогательства и факт нарушения нашим Государством прав Белоусовой Анны (ч.6ст.76 ГПК РК). Кроме того, нормы отечественного законодательства, в частности норма процессуального закона говорит о том, что мы не можем ссылаться на те состоявшиеся решения национальных судов, так как международный договор имеет в данном случае преюдициональное значение (ч.3 ст.2 ГПК РК).
Как гражданина Республики Казахстан, меня возмутила позиция представителя одного из Центральных органов Государства – Министерства Финансов, который в данном процессе, от имени государства, сказала о том, что международные обязательства Казахстана исполнять Казахстаном не обязательно. Даже при такой позиции руководства Министерства – Министра финансов, вряд ли можно брать на себя такую ответственность, заявляя подобные вещи.
Чем же отличается международный договор, в котором сторонами являются государства от обычного договора, с которыми мы сталкиваемся каждый день? Только статусом сторон договора. Но! при любых видах договоров, необходимо исполнять, взятые на себя обязательства.
Что касается ответчика – он в данном случае надлежащий, так как является администратором бюджетной программы 011 – «Выполнение обязательств по государственным гарантиям (ПРИЛОЖЕНИЕ 1 к Закону Республики Казахстан "О республиканском бюджете на 2017 - 2019 годы" от 29 ноября 2016 года № 25-VI ЗРК)
В соответствии со ст.39 Бюджетного Кодекса РК, которая называется «39. Бюджетные программы, направленные на выполнение обязательств государства», кроме прочих, заявлены и «другие обязательства государства, вытекающие из международных договоров, ратифицированных Республикой Казахстан, и законодательных актов Республики Казахстан или решений судов». 
В результате всей этой огромной работы, проведённой защитниками интересов Анны Белоусовой, которые, по сути, проанализировав отечественное и международное законодательство, только помогли Государству для дальнейшего исполнения взятых обязательств,
Явилось незаконное постановление апелляционной инстанции – постановление апелляционной коллегии суда города Астаны от 18 октября 2017 года.
Которым было отказано в удовлетворении нашей апелляционной жалобы, по странным обстоятельствам.
Суд апелляционной инстанции в своём постановлении указывает: «…вышеуказанным решением Комитета, выражено мнение о том, что органы и суды не уделили должного внимания жалобе Белоусовой А.В. по факту гендерного насилия…»
Далее следует фраза, в которой, по мнению нашего высокого казахстанского суда апелляционной инстанции, обозначены решающие, непреодолимые доводы, чтобы отказать Белоусовой Анне в её законных требованиях:
«Материалами дела также подтверждено (эта фраза наталкивает на мысль, что изначально вывод суда отличался от окончательного, странный вывод, неужели данное необходимо подтверждать?), что истец Белоусова А.В. привлекая Министерство Финансов Республики Казахстан в качестве ответчика по заявленным требованиям как представителя государственной казны, ссылается на Закон РК «О республиканском бюджете на 2017-2019 гг» в частности приложение 1 к данному Закону в соответствии с которым Министерство финансов Республики Казахстан является администратором бюджетной программы 011 «Выполнение обязательств по государственным гарантиям», согласно которой, к бюджетным программам, направленным на выполнение обязательств государства относятся, в том числе, и другие обязательства, вытекающие из международных договоров, ратифицированных Республикой Казахстан», и законодательных актов Республики Казахстан или решений судов, указывая, что решение Комитета ООН является для Республики Казахстан обязательным к исполнению»!
После этого вывода суда апелляционной инстанции у меня, как у квалифицированного юриста, родилась гордость за наше правосудие! Данный вывод суда очень правильный, и мы с ним вполне согласны.
Но, следующий судебный вывод поверг в шок: «Вместе с тем, согласно части 1 статьи 213 Бюджетного кодекса Республики Казахстан, государственной (правительственной, суверенной) гарантией Республики Казахстан (государственная гарантия) является обязательство Правительства Республики Казахстан перед заимодателем полностью или частично погасить задолженность в случаях неуплаты заёмщиком-резидентом Республики Казахстан причитающейся с него суммы в установленный срок. Таким образом, бюджетная программа 011 «Выполнение обязательств по государственным гарантиям», согласно которой, к бюджетным программам, направленным на выполнение обязательств государства относятся, в том числе, и другие обязательства, вытекающие из международных договоров, ратифицированных Республикой Казахстан, и законодательных актов Республики Казахстан или решений судов» не предусматривает выполнение обязательств государства в лице Министерства финансов Республики Казахстан как администратора бюджетной программы по заявленным истцом Белоусовой А.В. требованиям о возмещении компенсации (разве это не одно и то же?) морального вреда и взыскания материального ущерба, в связи с чем, оснований к отмене решения суда первой инстанции нет….»
Городской суд Астаны, в лице апелляционной коллегии не посчитал Конвенцию «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» ратифицированным международным договором, обязательства, изложенные в котором, Казахстан должен исполнять……
Зачем же мы обманывает другие государства-участники ООН, присоединяясь, либо ратифицировав международные договоры, раз мы не считаем, что гарантируем их исполнение?
в соответствии с ч.6 ст.438 ГПК РК, 
- Основаниями к пересмотру в кассационном порядке вступивших в законную силу судебных актов, указанных в частях третьей и пятой статьи 434 настоящего Кодекса, являются:
1) случаи, когда исполнение принятого постановления может привести к тяжким необратимым последствиям для жизни, здоровья людей либо для экономики и безопасности Республики Казахстан;
2) случаи, когда принятое постановление нарушает права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы;
3) случаи, когда принятое постановление нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права.
Считаем, что нижестоящими судами допущены ошибки, которые указывают на наличие всех оснований к пересмотру судебных актов, указанных в вышеприведённой норме!
На основании всего вышеизложенного, 
ПРОСИМ:
1)принять данное гражданское дело к пересмотру в кассационном порядке, 2) истребовать материалы данного гражданского дела для изучения, 3) решение от 28.07.2017 года Сарыаркинского районного суда города Астаны, под председательствованием судьи Жукенова А.С. и постановление апелляционной коллегии суда города Астаны от 18 октября 2017 года по настоящего гражданскому делу – отменить ; 4) вынести по делу новое решение, удовлетворив исковые требования истца в полном объёме.
Приложение: ............
23.11.2017 год адвокат Ким С.В.